НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Молодёжь и наркотики (социология наркотизма) »

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НАРКОМАНИИ В ГЕРМАНИИ И САКСОНИИ

С. Стинг, М. Вольфф, К. Циппе

* Публикуется по изданию:
Стинг С., Вольфф М., Циппе К. Предупреждение наркомании в Германии и Саксонии // Молодёжь и наркотики (социология наркотизма) / Под ред. В. А. Соболева, И. П. Рущенко. — Харьков: Торсинг, 2000. — С. 313–339.

В Германии в конце 60-х гг. в связи распространением незаконных наркотиков обсуждались новые методы борьбы с наркоманией и наркотиками. Общественные настроения в то время отличались высокой степенью драматизма, что свидетельствовало скорее о возникновении так называемой «проблемы борьбы с наркотиками», нежели об опасности самих наркотиков. Исторически сложилось пять методов борьбы с наркоманией, которые отчасти плавно переходят друг в друга, а отчасти перекрывают друг друга:

  1. криминально-политический метод, согласно которому предупреждение наркомании рассматривается в тесной связи с мероприятиями по предупреждению преступности вообще;
  2. социально-психологический метод, который исходит из функциональности употребления наркотиков и строится на принципах «функциональных эквивалентов»;
  3. метод, который направлен на охрану здоровья человека и на «всестороннее развитие социальных качеств личности»;
  4. метод, который направлен на оказание помощи страдающим наркоманией и в котором объединены наркопревентивные мероприятия «по минимизации ущерба здоровью» и «снижению риска»;
  5. образовательный метод, в котором вопросы наркокультуры общества рассматриваются в качестве важнейшей задачи образования и культивирования жизненного опыта.

КРИМИНАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОФИЛАКТИКА РАСПРОСТРАНЕНИЯ НАРКОТИКОВ (ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НАРКОМАНИИ КАК ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ВООБЩЕ)

Во второй половине 60-х гг. началась совершенно новая фаза потребления незаконных наркотиков, которая была отчасти связана с возникновением молодёжного движения и движения протеста. Критика общественных авторитетов, а также новый стиль одежды и внешнего облика («хиппи») вызвали всеобщую шумиху. Сочетание таких событий, возбуждающих общественное внимание, привело к тому, что в обществе сложилось новое представление об «опасности» наркотиков. Начался период массовой истерии, которая способствовала распространению незаконных наркотиков (так называемая «нарковолна») и возвела «борьбу с наркотиками» в один ряд с важнейшими задачами всего общества (von Wolffersdorff, 1989). Эта борьба в первую очередь характеризовалась ужесточением законов, например, в 1971 г. был принят Закон о наркотических веществах и криминализации употребления наркотиков. Параллельно с этим криминально-политическим методом в школах уже с 1971 г. проводились обязательные занятия о вреде наркотиков. Теперь внимание здравоохранительных учреждений было сконцентрировано не на реальной проблеме злоупотребления спиртными напитками, а на воображаемой проблеме так называемой «нарковолны» (Spode, 1998, с. 112). Занятия о вреде наркотиков проводились в первую очередь для подростков. Подросткам рассказывали об опасности, которую представляют наркотические вещества, нередко предпринимались попытки внушить школьникам страх перед наркотиками.

Первый этап борьбы с наркотиками можно обозначить как этап «криминализации и запугивания». Результаты борьбы носили противоречивый характер: запреты и уголовные преследования не смогли помешать наркоманам приобретать и употреблять незаконные наркотики. Стратегия предупреждения наркомании в школах, направленная на запугивание несовершеннолетних, только усилила уже сложившиеся настроения подростков. Это значит, что противники наркотиков в очередной раз убедились в своей правоте, а для сторонников наркотических веществ запретный плод стал ещё слаже (Franzkowiak, 1996, с. 410). Среди наркоманов произошёл раскол. Для субкультурного меньшинства несовершеннолетних детей среднего класса употребление марихуаны стало естественным атрибутом повседневности. Так как владение марихуаной карается законом, сейчас под угрозой уголовного преследования находятся более 2 млн. наркоманов, что составляет 50% всего мира наркопреступности в Германии. С распространением героина возникла новая среда наркоманов и торговцев наркотиками, состоящая в основном из представителей различных маргинальных групп. Под давлением полиции эта наркосреда была вынуждена обособиться от общества. Трудности приобретения наркотиков стали смыслом жизни многих наркоманов. В дальнейшем это привело к формированию закрытого наркорынка, росту преступности, связанной с приобретением наркотиков, ожесточению и социальному обнищанию наркоманов, употребляющих героин (von Wolffersdorff, 1989, с. 377; Scheerer/Vogt 1989, с. 278).

Метод криминализации и запугивания дал всё же и положительные результаты. Он иммунизировал большую часть населения против незаконных наркотиков и снизил привлекательность употребления героина. В то же самое время активизация проблемы борьбы с наркотиками привела к тому, что было узаконено расширение полицейской инфраструктуры. В 1978 г. борьба с наркотиками была поставлена в один ряд с борьбой против терроризма. В 1982 г. внесение изменений в ЗоНВ привело к усилению уголовного преследования за торговлю и употребление незаконных наркотиков: в очередной раз были ужесточены высшие меры наказания, было введено правило главного свидетеля и реализован принцип «лечения вместо наказания», в соответствии с которым наркоманов, заслуживающих наказания, лечили в принудительном порядке. Однако эти меры не привели к желаемому результату — уровень потребления наркотиков не снизился. Вместо этого была заклеймена и превращена в социальных изгоев группа наркоманов, употребляющих героин, положение которых усугублялось ещё и тем, что в среде наркоманов и торговцев наркотиками из-за правила главного свидетеля к ним относились с большим недоверием. К тому же им постоянно приходилось скрываться от уголовного преследования, а принудительное лечение в большинстве случаев не имело успеха. Так, количество смертных случаев среди наркоманов, употребляющих героин, в Германии в четыре раза выше, чем в США (Scheerer/Vogt, 1989, с. 292). «Героинист» стал в обществе мифической фигурой, и такое отношение оказывает в Германии большое влияние на внешний облик и социальное положение наркоманов, употребляющих героин (Schmid, 1994, с. 39).

ОТ БОРЬБЫ С НАРКОТИКАМИ К ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ НАРКОМАНИИ: ПРОГРАММА ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ЭКВИВАЛЕНТОВ

В первой половине 80-х гг. безрезультатность криминально-политического метода, характеризовавшегося репрессивным отношением к обороту и потреблению незаконных наркотиков, заставила профессионалов, занимающихся проблемой борьбы с наркоманией, радикально изменить свои взгляды. Во-первых, был углублен поиск новых превентивных возможностей, а во-вторых, особое внимание стали уделять первопричинам наркомании. При этом в методике произошли кардинальные изменения, которые до сих пор определяют направление превентивной работы: стратегия борьбы с наркотиками как таковыми была заменена стратегией предупреждения наркомании. В центре такой превентивной работы должны были находиться не запрещённые наркотические вещества и последствия их употребления, которые делали наркоманов беспомощными жертвами могущественных наркотиков, а само явление наркомании как комплексного процесса, в котором наркоманы принимают активное участие. С этой переориентацией было связано новое определение понятия наркомании. В первую очередь было упразднено разделение наркотиков на законные и незаконные. Проблемы зависимости от спиртных напитков, медикаментов и табака приобрели такое же значение, как и проблема зависимости от различных незаконных наркотических веществ. Наркомания предстала как многогранное явление, которое обусловлено не столько наркотиками, сколько индивидуальными качествами личности и различными социальными факторами. В ходе работы над проблемой было введено понятие так называемого «треугольника причин наркомании», состоящего из таких условных факторов, как «Личность — Окружающий мир — Наркотики», с помощью которого предпринимались попытки установить первопричины наркомании (Scheerer, 1995, с. 47). Для этого необходимо было чётко разграничить такие понятия, как потребление наркотиков и наркомания, то есть зависимость от наркотиков. До последнего времени среди лиц, потребляющих наркотики, не делалось различий между теми, кто только пробует незаконные наркотики, потребляет их эпизодически, потребляет постоянно и собственно наркоманами, хотя такая дифференциация присуща, например, тем, кто находится в зависимости от спиртных напитков.

Отправной точкой для дальнейшего развития наркопревентивной деятельности стали психологические исследования Silbereisen и Kastner по поводу функциональности употребления наркотиков в развитии подростков. Исходным пунктом явилось осознание того, что первое знакомство с наркотиками и максимальные дозы потребления характерны для определённых возрастных категорий. Согласно статистическим данным первый опыт употребления законных и незаконных наркотиков приобретают 14–18-летние подростки, в то время как 18–23-летняя молодёжь употребляет наибольшее количество наркотиков. Таким образом, употребление наркотиков представляет собой «феномен несовершеннолетних» и носит возрастной характер. Для молодёжи употребление наркотиков является нормой. Со временем, когда молодые люди начинают задумываться о браке и детях, они практически без последствий отказываются от употребления наркотиков, и тот факт, что когда-то в молодости они были зависимы от наркотиков, теряет свою актуальность, становится одним из эпизодов их биографии (Kastner/Silbereisen, 1988). Когда употребление наркотиков находится в фазе развития, ему присущи специфические функции: например, иллюзия возможности заглянуть в подсознание, выйти за пределы материального, сознательное нарушение норм поведения и доступ в круг общения ровесников. Программы предупреждения наркомании, разработанные с учётом функциональности фазы развития употребления наркотиков, сталкиваются с трудностями двойного характера: если, с одной стороны, употребление наркотиков в юношеском возрасте считается нормальным, то тогда излишней оказывается концентрация внимания на отдельных группах несовершеннолетних, которые находятся под угрозой наркомании, и на потенциальных наркоманах. И, действительно, в ходе работы над проблемой наркомании было установлено, что чёткому определению не подлежит не только конкретная личность, находящаяся в зависимости от наркотиков, (Scheerer, 1995, с. 51 и далее), но и определённые «группы риска», которые в большей степени, чем другие, подвержены опасности употребления наркотиков. Например, к этим «группам риска» относятся молодые люди, принадлежащие к низшим слоям общества, воспитанники детских домов, молодые люди, у которых возникают серьёзные проблемы в семейных отношениях и в отношениях со школьными товарищами, те, кому с большим трудом даётся учёба и т. д. (Sidler, 1991). С другой стороны, комплекс причин возникновения наркомании невозможно с самого начала определять только на основе факторов, характеризующих переход от употребления наркотиков в относительно небольших дозах к серьёзной зависимости от наркотиков. Исходя из этого в 80-х гг. была разработана превентивная программа, основная задача которой заключалась в разработке альтернатив для потенциально опасного употребления наркотиков: программа «функциональных эквивалентов» (Kastner/Silbereisen, 1988, с. 29). В соответствии с этой программой необходимо было проводить такие наркопревентивные мероприятия, которые в развитии несовершеннолетних стали бы функциональным эквивалентом потребления наркотиков.

Программа функциональных эквивалентов привела к значительному сдвигу в практике наркопревентивной работы и прежде всего в организации свободного времени несовершеннолетних. Для осуществления многих проектов организации досуга молодёжи требовалось, чтобы в них активное участие принимали не отдельно взятые подростки, а целые группы. Вскоре стали проводиться акции, затрагивавшие жизнь всех слоёв общества — радиопередачи, Graffiti-Workshops, выставки, кино- и музыкальные проекты. Пассивному потреблению наркотиков противопоставлялось активное проведение свободного времени. Спортивные, развлекательные и воспитательные мероприятия должны были заменить попытки заглянуть в подсознание или выйти за пределы материального мира с помощью наркотиков (Lersch, 1988; Witte, 1991; BZgА, 1996). Таким образом получила развитие разносторонняя, «увлекательная» наркопревентивная программа (Franzkowiak, 1996, с. 411), авторы которой стремились подчеркнуть привлекательность предлагаемого активного досуга и удержать молодёжь от соблазна употребления наркотиков.

Однако, несмотря на целесообразность проводимых акций по предупреждению наркомании, они были не лишены противоречий, а потому подверглись серьёзной критике. В некоторых случаях поиск альтернативных решений приводил к тому, что в мероприятиях, проводимых с целью предупреждения наркомании, больше не прослеживалась проблема вреда наркомании и пристрастия к наркотикам. Большие надежды, возлагавшиеся на разнонаправленные методы, не оправдали себя, так как работа по предупреждению наркомании носила слишком свободный характер. За организацией мероприятий скрывалась неясность в отношении вопроса воздержания от употребления наркотиков: в то время как одни проекты целенаправленно объединяли наркоманов (Hallmann, 1996), в большинстве других проектов воздержание от употребления наркотиков стало основным условием участия в них. Это привело к тому, что именно те несовершеннолетние, которые находились под угрозой наркомании, были отстранены от участия в наркопревентивных мероприятиях. Как следствие под сомнение попал сам принцип функциональной эквивалентности. К тому же, заранее практически невозможно было определить степень эффективности проводимых мероприятий. Следует признать, что использование разнонаправленных методов наркопревентивной борьбы не может дать высоких результатов.

МЕТОД, НАПРАВЛЕННЫЙ НА ОХРАНУ ЗДОРОВЬЯ ЧЕЛОВЕКА, И ПРОГРАММА «ВСЕСТОРОННЕГО РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНЫХ КАЧЕСТВ ЛИЧНОСТИ»

Несмотря на репрессивные меры и интенсивные попытки повысить эффективность наркопревентивной работы, проблема борьбы с наркоманией в конце 80-х – начале 90-х гг. вновь стала чрезвычайно актуальной. Причиной этому послужил рост смертности среди наркоманов в 1990 г.

В ответ федеральное правительство в 1990 г. утвердило «Национальный план борьбы с наркоманией». В соответствии с этим планом правительство призывало всё общество не только на борьбу с наркоманией, но и на борьбу с курением и зависимостью от спиртных напитков. Приведём некоторые тезисы плана: «воздержание от употребления незаконных наркотиков», «возможное воздержание от курения табака», «употребление спиртных напитков должно находиться под контролем» (Hüllinghorst, 1994, с. 160). Болезненное пристрастие рассматривалось как наиболее проблемная форма поведения. При этом не имело значения, какого рода было это пристрастие: то ли это пристрастие к законным или незаконным веществам, игре, смотрению телевизора или работе. Было введено новое всеобъемлющее определение «болезненного пристрастия», в соответствии с которым причинами болезненного пристрастия являются не наркотики и вещества, вызывающие привыкание, а социальная и культурная предрасположенность, которая выражается в поступках, вызванных навязчивой идеей (с или без употребления веществ, вызывающих привыкание) (Scheerer, 1995, с. 36).

Новым отправным пунктом для наркопревентивной работы стала программа охраны здоровья, принятая в 1986 г. в Оттаве Всемирной Организацией Здравоохранения. В соответствии с этой программой в понятие «охраны здоровья» вошли не только предупреждение и лечение болезней. Речь идёт о том, что как на уровне всего общества, так и на уровне каждой отдельной личности необходимо укреплять «защитные факторы», которые не только иммунизируют общество против потенциальной опасности болезненных пристрастий, но и благотворно влияют на здоровье каждого человека и общества в целом (Ottawa Charta, 1995).

Поддержка защитных факторов стала целью новой наркопревентивной программы. Развитие таких качеств как, самооценка, социальая компетентность, сопротивляемость давлению со стороны группы, стало основным содержанием самой популярной на сегодншний день превентивной программы, направленной на «всестороннее развитие социальных качеств личности». Эта программа разработана на основе «терапии отношения» по примеру американского «life skill-training» — «обучения жизненным навыкам» (Hesse, 1993; Künzel-Böhmer и др., 1993).

Метод «всестороннего развития социальных качеств личности» широко используется в школах, учебных заведениях школьного типа или в специальных «Work camps» — так называемых «трудовых лагерях». На занятиях, наряду с учебными программами, представлены также ролевые игры и упражнения, направленные на передачу знаний. Однако, результаты внедрения подобных программ заставляют серьёзно призадуматься. В США, несмотря на впечатляющие первоначальные успехи проводимых мероприятий, эффективность действия программы в дальнейшем полностью нивелировалась. В Лейпциге в течение двух лет проводились исследования в отношении эффективности подобного обучения. Оказалось, что для тех, кто очень мало или вообще не курит табак и не употребляет спиртные напитки, характерна незначительная отсрочка начала их употребления и снижение вероятности того, что они начнут употреблять наркотики. Что же касается школьников, которые уже начали употреблять незаконные наркотики, то на них программа «всестороннего развития социальных качеств личности» не оказала положительного влияния. В Билефельде после проведения аналогичного исследования было установлено, что в результате эта программа имеет «нулевой эффект» (Petermann и др., 1997, Leppins, 1998).

Дальнейшее развитие программы «всестороннего развития социальных качеств личности» происходит сейчас в двух направлениях: с одной стороны, проводятся попытки согласовать и объединить уже существующие превентивные мероприятия, проводимые различными организациями. Например, предпринимаются попытки скоординировать различные наркопревентивные мероприятия, такие как еженедельные школьные проекты по предупреждению наркомании, предложения работы для молодёжи, мероприятия, организуемые полицией, а также образовательные кампании с использованием средств массовой информации, проводимые по всей территории Германии (Hüllinghorst, 1994). С другой стороны, необходимо более активное привлечение самих подростков к проводимым мероприятиям. Эту задачу возможно реализовать с помощью так называемого «обучения подростков». Отобранные школьники и подростки или добровольцы проходят обучение в качестве «мультипликаторов» в специальных «Camps» — лагерях или «Workshops» — рабочих группах. Затем в кругу своих друзей и ровесников они рассказывают о том, чему их учили, или самостоятельно проводят занятия, способствуя, таким образом, распространению наркопревентивной идеи (Klotzbach/Franke, 1998).

Предупреждение наркомании в виде «всестороннего развития социальных качеств личности» стало одной из основных задач нового федерального правительства. Замена криминально-политического метода предупреждения наркомании методом, ориентированным на охрану здоровья человека, выражается в том, что теперь за решение проблемы предупреждения наркомании отвечают сотрудники министерства здравоохранения, а не министерства внутренних дел. Однако, в компетенцию министерства внутренних дел по-прежнему входит борьба с незаконной торговлей наркотиками.

Несмотря на то, что программа «всестороннего развития социальных качеств личности» в настоящее время представляет собой основное направление наркопревентивной работы, она не лишена противоречий. Первое противоречие заключается в ориентации программы на отдельную личность и на «терапию отношения»: если наркомания является следствием треугольника «личность — окружающая среда — наркотики», тогда как же быть с существовавшими до сих пор мнениями о социальных и культурных причинах наркомании (Hurrelmann, 1994). Второе противоречие относится к проблематике исследования причин болезненного пристрастия к наркотикам: принято считать, что употребление наркотиков является следствием неудовлетворённых жизненных перспектив, выражением проблем, возникающих при решении тех или иных задач, или проблем, возникающих в ходе формирования личности (Petermann и др., 1997, с. 25 и далее). Это приводит к неверному выводу о том, что «всестороннее развитие социальных качеств личности» препятствует употреблению наркотиков. Если же употребление спиртных напитков и табачных изделий, разрешённых законом, отнести к болезненным пристрастиям человека, тогда, учитывая массовость употребления «законных наркотиков», накопленные знания и методики борьбы с болезненными зависимостями потеряют всякую ценность. И, наконец, третье противоречие касается наркопревентивных мер, направленных на воздержание от употребления наркотиков: так как большинство подростков экспериментирует с самыми разными наркотиками, то они находятся вне сферы действия программы, направленной на воздержание от употребления наркотиков. Исследования, проведённые параллельно в Германии и Нидерландах, показали, что предложения оказания помощи или работы не принимаются теми подростками, которые уже начали употреблять наркотики (Farke/Hurrelmann/Teigeler, 1998; Trautmann, 1994). Таким образом, программа «всестороннего развития социальных качеств личности» в том виде, в котором она до сих пор существовала, в отношении части подростков, которая больше всего подвержена опасности наркомании, потерпела неудачу.

ПРОГРАММА, ОРИЕНТИРОВАННАЯ НА ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ СТРАДАЮЩИМ НАРКОМАНИЕЙ: ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ РАБОТЫ НАРКОМАНАМ И ВТОРИЧНЫЕ НАРКОПРЕВЕНТИВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

Параллельно наркопревентивной программе, ориентированной на охрану здоровья человека, в области оказания помощи страдающим наркоманией произошли изменения, которые в значительной мере способствовали появлению новых направлений наркопревентивной борьбы. В 80-х гг. среди работников по оказанию помощи наркоманам возросло недовольство тем, что в системе оказания помощи необходимым условием являлось «воздержание от употребления наркотиков», вследствие чего большая часть подростков, нуждавшихся в помощи, не могли её получить, а принудительное лечение не давало желаемых результатов.

В первую очередь, это привело к дифференцированному подходу к страдающим наркоманией, а также к формам и степени опасности употребления наркотиков. В результате различных исследований было установлено, что наркоманы не представляют собой однородную массу. Наряду с явно выраженными асоциальными проявлениями, такими как наркопреступления или зависимость от наркотиков, можно также встретить наркоманов, живущих «нормальной» жизнью, или социально интегрированные формы употребления наркотиков. Употребление незаконных наркотиков, точно так же как и употребление «наркотика для народа», то есть спиртных напитков, привело к формированию социокультурных правил и обычаев, позволяющих употреблять небольшое количество наркотиков, которое не оказывает влияния на повседневную жизнь в обществе. Со временем употребление наркотиков перестало рассматриваться как необратимый, прогрессирующий процесс, который неизбежно приводит к полной зависимости. Теперь употребление наркотиков представляется в виде постоянных спусков и подъёмов со своими кульминационными моментами, а также фазами «нулевого» потребления, причём решение проблемы наркозависимости принадлежит самим наркоманам. В пользу этого свидетельствует тот факт, что большая часть наркоманов прекратила употреблять наркотики не благодаря пройденному курсу лечения, а только благодаря самим себе. Этот феномен описывается как «самоисцеление» или как «вырастание из наркомании» (Scheerer, 1995, с. 60–74; Schmid, 1994, с. 44–50; Weber/Schneider, 1997, с. 34–44, 253 и далее). Между тем было установлено, что плохое состояние здоровья и низкий социальный уровень наркоманов, употребляющих героин, является результатом таких сопутствующих обстоятельств, как криминальная среда, негигиеничные условия и давление уголовного преследования (Scheerer/Vogt, 1989, с. 292 и далее).

Наступивший кризис, причиной которого явился резкий рост ВИЧ-инфицированных в среде «героинистов», заставил изменить стратегию оказания помощи наркоманам. В сложившейся ситуации возникла острая необходимость введения новых методов оказания помощи. Первым видом такой помощи стала выдача и обмен шприцов, многократное использование которых послужило главной причиной распространения ВИЧ среди наркоманов, употребляющих героин. Получила развитие новая форма оказания помощи наркоманам - «приемлющая форма борьбы с наркоманией» (akzeptierende Drogenarbeit), при которой больше не выдвигалось обязательное требование отказа от употребления наркотиков. Постепенно вводились такие методы борьбы с наркоманией, как работа на улице, доступные контактные кафе, комнаты для наркоманов, кроме того, проводилось лечение методом замещения (например, наркоманам взамен тех наркотиков, которые они привыкли употреблять, предлагали метадон). Для того чтобы уменьшить опасность, связанную с употреблением незаконных наркотиков и предоставить наркоманам возможность жить полноценной жизнью, государство стало более терпимо относиться к употреблению незаконных наркотиков. Так как в Германии многие формы «приемлющей формы борьбы с наркоманией» находились на грани законности, это заставило специалистов, занимающихся проблемой наркомании, потребовать декриминализации торговли и употребления незаконных наркотиков. «Приемлющая форма борьбы с наркоманией» стала составной частью политики федерального правительства в отношении наркомании, что, в конце концов, должно повлечь за собой изменение законов в отношении легализации новых методов борьбы с наркоманией (Bundesministerium für Gesundheit, 1999).

Специалисты по борьбе с наркоманами пришли к выводу, что подростки, страдающие наркоманией, среди которых проводится антинаркотическая работа, требуют особого подхода, c повышенным вниманием к их проблемам. Надлежащее внимание также уделяется дальнейшему распространению и эпизодическому потреблению наркотиков среди подростков. Рисковые модели поведения подростков, то есть испытание пределов своих возможностей, по признанию социологов, являются неизбежным этапом развития личности. На этом этапе появляются отношения с наркотиками разной степени проблемности — непроблемные: первое знакомство с наркотиками, случайное употребление, возникновение привычки употреблять наркотики, и последняя проблемная степень — болезненное пристрастие к наркотикам — то есть наркомания. Первые стадии потребления создают у подростков положительное отношение к наркотикам (Franzkowiak, 1996, с. 414–418), таким образом большое значение приобретает восприятие наркотиков подростками, которые рассматривают негативные последствия потребления наркотиков не как закономерный результат, а как «несчастный случай».

Понимание сути экспериментов молодёжи с наркотиками привело к сближению мероприятий по оказанию помощи наркоманам и предупреждению наркомании, что в свою очередь послужило основой создания новых методов вторичной превенции, таких как проекты по уменьшению опасности при употреблении наркотиков «Safer-use-Project», мероприятия по минимизации вреда для здоровья наркоманов (harm reduction), предотвращение несчастных случаев среди наркоманов. Подобные проекты наиболее распространены в среде «рэйверов», которые преимущественно потребляют новые синтетические наркотики. Мероприятия по оказанию помощи наркоманам также включают в себя сбор конкретной информации о тех или иных наркотиках, создание информационных стендов в молодёжных клубах и на дискотеках, а также организацию консультационных пунктов. Для того, чтобы снизить риски при употреблении наркотиков, необходимо приобщать к наркопревентивной работе тех, у кого есть опыт потребления наркотиков и бывших наркоманов, которые смогут передать новичкам и неопытным наркоманам практические правила и опыт потребления наркотиков, сформировавшийся в наркосреде. Задачей подобного обмена информацией (peer education) является скорее поддержка несовершеннолетних наркоманов (peer support), чем их обучение наркопремудростям. Такая форма обращения к несовершеннолетним используется для того, чтобы установить хоть какой-нибудь контакт с теми, кто только начинает употреблять наркотики (Weber/Schneider, 1997, с. 280; Trautmann, 1994).

Программа всестороннего развития социальных качеств личности представляет собой комплекс мероприятий по первичному предупреждению наркомании и направлена на тех несовершеннолетних, которые не употребляют наркотики. Мероприятия по вторичному предупреждению наркомании направлены на минимизацию ущерба здоровью наркоманов, принадлежащих определённым субкультурным группам и группам, в которых культивируется наркокультура. Однако остаётся группа несовершеннолетних, которая время от времени потребляет наркотики и спиртные напитки, но которую нельзя отнести к определённой наркосреде. Для этой группы несовершеннолетних ещё не придумано соответствующих первичных превентивных мер. По мнению Franzkowiak, к этой группе следует применять меры вторичной превенции для педагогического наблюдения над рисковыми моделями поведения несовершеннолетних для выявления закономерностей в использовании наркотиков и состояниях наркотического опьянения, что дало бы возможность минимизировать риск при употреблении наркотиков (Franzkowiak, 1996, с. 418).

Несмотря на убедительность предложения Franzkowiak по дедраматизации употребления наркотиков, к нему следует отнестись с долей скепсиса в связи с серьёзными последствиями употребления законных наркотиков, таких, например, как алкоголь. Включение законных наркотиков в культурную и социальную жизнь общества не может устранить массовые социальные и медицинские проблемы, связанные с употребленим наркотиков. Сейчас употребление наркотиков и состояние наркотического опьянения должны изучаться как отдельный этап в развитии несовершеннолетних; и чем меньше известно о правилах и практиках употребления наркотиков, тем больше внимания этой проблеме должно уделяться со стороны системы образования и социальной защиты.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НАРКОМАНИИ КАК ПРИОРИТЕТНАЯ ЗАДАЧА СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ

Согласно последней концепции наркопревентивной работы, рассматриваемой в контексте системы образования, её задачей является формирование определённых социокультурных моделей поведения личности. В настоящее время созрели достаточные предпосылки для применения этой концепции в практической наркопревентивной работе.

Анализируя ход событий в жизни наркоманов, Fredersdorf идентифицирует проблему наркомании с проблемой образования. Наркотическая карьера представляется ему неудавшейся образовательной карьерой, в которой прослеживаются моменты «блокирования» образовательных процессов. Однако наркомания может рассматриваться как положительное развитие событий с точки зрения познавательного процесса. При этом познавательный процесс будет включать в себя не только приобретение школьных знаний или квалификации, но и расширение социального и жизненного опыта (Fredersdorf, 1998, с. 42–46, 99, 404). При перенесении подобного подхода в область наркопревентивной работы появляется перспектива использования регулярного потребления наркотиков как средства культивирования нового образа жизни (Sting, 1999). Употребление наркотиков как таковое должно стать предметом индивидуального образовательного процесса посредством осознания необходимости самоанализа, то есть анализа своего образа жизни и образа жизни своей субкультурной группы.

Отправным пунктом подобной образовательной работы могли бы стать потребность в наркотическом опьянении и поиск пограничных переживаний. При этом необходимо опираться на мир опыта подростка и создавать некое пространство для обмена им и диалога среди самих подростков, без утайки положительных и захватывающих аспектов потребления наркотиков. В этом смысле в городе Нюрнберге, например, в рамках наркопрофилактической работы среди подростков был реализован показательный проект на тему «Искусственный рай», сделавший доступным соблазны и опасности потребления наркотиков путём сооружения «комнат переживаний» и визуализации душевного состояния рефлексии (Kammerer, 1996, с. 32; Quensel, 1998).

Более того, крайне важно заниматься самой наркокультурой общества, которая, с одной стороны, охватывает конкретные знания об имеющихся наркотиках, а с другой — побуждает к дискуссии о культурном и социальном статусе наркотического опьянения и наркомании. Spode сокрушается в этой связи, прежде всего, об отсутствии у наркопрофилактики как явления способности к мало-мальски объективному историческому, культурному и научному самоанализу, в результате чего вновь и вновь публично драматизируются новые явления, как, например, «страсть к играм» или «дизайнерские наркотики». Вместо этого следует акцентировать относительность подобных новшеств в культурно-историческом плане, чтобы можно было реально оценить всю опасность. (Spode, 1998, с. 112). Kähnert, Freitag и Hurrelmann констатируют к тому же огромный дефицит знаний подростков о действии наркотиков, что требует доработки школьной программы (Kähnert/Freitag/Hurrelmann, 1998). И, наконец, можно сослаться на ритуалы и практику, которые возникли в данной субкультуре для сведения к минимуму вреда и социальной адаптации путём регулирования процесса употребления наркотиков. На этой основе, например, была развита молодёжным наркологическим консультативным центром Ганновера в сфере внешкольной профилактической работы среди подростков концепция «нарковоспитания» путём распространения правил употребления наркотиков для развития у самих подростков ответственности при обращении с ними (Leune, 1998).

Во всех этих подходах исходят из того, что потребление наркотических средств представляет собой неизбежную составную часть социального сосуществования, причём вожделенную для многих. Но такую, где положительные моменты сопровождаются многочисленными опасностями, отчего во всех обществах её непременно «культивируют» и «усваивают» в процессе индивидуального образования. Усваивают в тем большей степени, чем меньше процессы индивидуальной социализации устанавливают социально обязывающие правила поведения в отношении наркотического опьянения и наркотиков.

ПРИМЕРЫ РАБОТЫ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ НАРКОМАНИЙ В САКСОНИИ

Как показал наш вторичный анализ распространения незаконных наркотиков, до 1989 г. на территории бывшей ГДР незаконные наркотики были почти неизвестны. Наряду с этим алкоголизм среди подростков и молодых людей не считался социальной проблемой, требующей создания специальной инфраструктуры. Соответственно учрежденные в период существования ГДР институты наркологических консультаций и помощи занимались преимущественно проблемой алкоголизма среди взрослого населения.

Ожидавшаяся после политического поворота «Волна наркотиков» так и не состоялась. С 1990 г. в Саксонии, как и в других восточных федеральных землях, отмечается сравнительно незначительное распространение незаконных наркотиков, которое, вместе с тем, демонстрирует растущую динамику. В ответ на это различные учреждения и организации разрабатывают многочисленные проекты по профилактике наркомании, направленные в особенности на детей и подростков. Их работу координируют созданные на коммунальном уровне рабочие группы «Профилактика наркомании».

С появлением незаконных наркотиков сначала предпринимаются меры по первичной профилактике наркомании в надежде таким способом обуздать «проблему наркотиков», так что это направление работы в Саксонии получило наибольшее развитие. Поэтому основные практические проекты, представляемые нами в рамках исследовательского сотрудничества, относятся именно к этому роду деятельности.

Чтобы яснее обозначить весь спектр работы, мы выбрали различные почины и их инициаторов, три из которых будут представлены ниже на подробное рассмотрение.

Принципом всех работающих в области первичной профилактики проектов является ставка на тренировку жизненных навыков. В общем, при этом речь идёт о стимулировании защитных факторов у детей и подростков, которые должны помочь предотвратить злоупотребление наркотиками.

Проект «Космонавт» (Welttraumfahrer) «Саксонского земельного союза поощрения здорового образа жизни» был разработан педагогами и социологами в сотрудничестве с молодёжным наркологическим консультационным пунктом города Дрездена и центром помощи больным СПИДом Дрездена. Он отвечает выражаемой учителями и сотрудниками органов здравоохранения потребности в поддержке многодневных проектов (например, походов в классы) по профилактике наркомании. Особенность проекта заключается в расширении жизненных навыков путём развития способностей получать удовольствие. Их тренировка играет особую роль, причём дети и подростки работают над вопросом: «От чего мне хорошо, что я сам могу сделать, чтобы больше радоваться жизни и повысить своё общественное благосостояние?».

В центре проекта — методический сундук в виде космического корабля, с помощью которого дети и подростки в течение трёхдневного семинара могут воплотить свои мечты и желания на вымышленных планетах. Методический сундук содержит все необходимые материалы для дискуссий, для создания обстановки космоса, различных игр и упражнений. Помимо упражнений, которые в общем помогают развивать в группе фантазию, творчество и хорошее самочувствие, большое внимание уделяется анализу как положительных, так и отрицательных аспектов наркотического опьянения, потребительских привычек в обществе, причин поведения, приводящего к злоупотреблению, и собственное понимание подростками темы наркомании. В атмосфере откровенности и раскованности подростки имеют возможность уяснить свою обязанность самостоятельно принимать решения в отношении наркотических средств и нести за них ответственность.

Проект «Космонавт» работает преимущественно в рамках тематических дней, проводимых в школах. Концептуально он рассчитан на возрастную группу от 12 до 16 лет. В роли ведущего может выступать сам учитель, взяв себе в помощь напарника. Для этого выдаются методические сундуки с материалами и методическими пособиями для ведения семинара. Дополнительно в рамках проекта с расчётом на перспективу учителям предлагаются курсы повышения квалификации, поскольку, как показал опыт, подобный «космический полёт» может быть удачным только в том случае, если ведущие проект учителя вооружены необходимым пониманием принципов данной работы.

«Подвесная дорога» (Drahtseil) — это проект профилактики наркомании среди детей и подростков в Лейпциге под эгидой зарегистрированного общества «Центр интеграции». Он осуществляется в детских и молодёжных клубах и включает в себя несколько направлений, которые можно объединить понятием тренировки жизненных навыков. В рамках проекта предлагаются уроки на темы «Полнота чувственного восприятия жизни», «Угроза наркомании и наркотики», «Насилие», «Здоровый образ жизни и питание». С привлечением элементов педагогики, построенной на личном опыте, интерактивных, подвижных и ролевых игр, в индивидуальных и групповых беседах детям и подросткам сообщают о формах и стилях преодоления жизненных проблем по эту сторону употребления наркотиков и насилия. Целевые группы - школьные и образовательные классы. Хотя тематические уроки в рамках проекта обычно проводятся в детских и молодёжных клубах, по просьбе сотрудники также приходят в соответствующие школы. В частности, после школы младшие школьники могут найти в детских и молодёжных клубах, где осуществляется проект «Подвесная дорога», возможность для занятий в форме курсов, кружков и спортивных секций. Оптимальными условиями для такого рода деятельности являются большое функциональное здание и относительно большое число сотрудников.

Однако опыт сотрудников показывает, что для употребляющих наркотические вещества детей и подростков необходимо расширение предлагаемых форм вторичных профилактических мер. Беседы об опыте наркотического опьянения, о риске и знакомство с имеющимися структурами помощи занимают всё больше времени, причём наблюдается плавный переход от первичной к вторичной профилактике.

Ещё одним лейпцигским проектом является проект «Освободи своё сознание» (Free your mind), в центре которого находится принцип тренировки жизненных навыков. Реализует его служба здравоохранения города Лейпцига. Его особенность — работа по модели «обучение у сверстников» (peer-education). Этот подход основывается на осознании того факта, что поначалу ни к чему не обязывающие отношения в группе сверстников со временем приобретают для подростков растущее значение и развиваются в существенный фактор социализации. Цель состоит в передаче воспитательных задач в руки подростков, исходя из принципа, что подростки намного ближе к специфическому повседневному миру своей группы. Из подростков готовят пропагандистов (мультипликаторов), которые в кругу друзей могли бы вести компетентные беседы о наркотиках и различных подходах к профилактике наркомании. Ещё одной особенностью лейпцигского проекта является также участие в качестве кураторов студентов психологии и социальной педагогики.

Началом проекта послужил пятидневный лагерный сбор в апреле 1998 г., на котором школьники-пропагандисты и студенты получили подготовку для своей будущей деятельности. Вслед за этим началось внедрение различных проектов в соответствующие школы под руководством школьников-пропагандистов. На этой стадии проекта школьники-пропагандисты передают свои знания сверстникам. До сих пор возникло десять направлений работы в области свободного времени школьников, от создания театральных кружков, выпуска школьных газет до организации и проведения тематических дней в рамках проекта, школьных праздников и оформления выставки на тему профилактики наркомании. Студентам было дано задание вместе со школьниками создавать в школах кружки и давать профессиональные советы. Сюда относится также курирование школьников-пропагандистов для выявления успехов в учёбе и на практике. Для студентов это возможность соединить теоретические знания с практической работой.

В ходе осуществления проекта непредвиденно обнаружилась необязательность многих школьников-пропагандистов. Это нарушает непрерывную работу и ложится бременем на плечи сопровождающих студентов, которые в подобных случаях часто берут на себя функции непосредственно школьников-мультипликаторов. В качестве положительного момента можно отметить, что этим проектом за более короткое время удалось охватить сравнительно большое число школьников и углубить сотрудничество различных учреждений.

Помимо широкого развития в Саксонии первичных профилактических мер, чётко обозначилась ещё и вторая специфически саксонская тенденция: подход к решению вопросов наркомании с учётом их отношения к распространению «организованной преступности». Такой подход основан на предположении, что Саксония как пограничная область Европейского Союза вполне может стать важным транзитным пунктом международной торговли наркотиками (IMA-Sucht, 1998, с. 9 и далее). Отсюда берёт начало стратегия с доминирующими криминально-политическими элементами, в которой одной из важнейших задач полиции объявляется профилактика наркомании в форме «борьбы с наркотиками». Такой подход к профилактике опирается, помимо прочего, на тот факт, что, с одной стороны, профессиональный полицейский и криминально-политический опыт является важным ресурсом для профилактической работы, а с другой стороны, только уголовного преследования и репрессивных мер явно недостаточно. В этом смысле и следует понимать «Проект по принятию превентивных мер против распространения наркотиков Управления полиции Дрездена» (Drogenpräventionsprojekt der Polizeidirektion Dresden).

В нём задействовано четыре сотрудника. Это полицейские со специальной подготовкой, освобождённые от своих прямых служебных обязанностей. В центре их деятельности - разработка тем в рамках школьной программы с 4-го класса. С младшими школьниками работа ведётся исключительно по тренировке жизненных навыков. С более взрослыми школьниками, кроме того, ставится задача прививать им объективные знания о принципе действия, и особенно, опасности употребления наркотиков. Прежде всего, это осуществляется на базе уроков биологии в 7-м классе. С 8-го класса определённую роль начинает играть ознакомление с правовыми основами на уроках этики и обществоведения. Настоящих наркотиков школьникам не демонстрируют, так как это скорее могло бы послужить для них стимулом. Ещё одним первоочерёдным направлением работы является подготовка пропагандистов, родительские вечера и участие в обучении учителей-консультантов.

Существенным ограничением в этой профилактической работе полиции является необходимость уголовного преследования, от которого не освобождены даже работающие в сфере профилактики сотрудники. Поэтому в повседневной работе со школьниками нельзя опираться на личный опыт детей и подростков, а построение доверительных отношений возможно лишь частично и дополнительно осложняется сильной ориентацией полицейской профилактики на борьбу с преступностью.

В области вторичной профилактической деятельности до настоящего момента в Саксонии существует лишь несколько проектов. С одной стороны, это, возможно, объясняется по-прежнему существующей неуверенностью в обращении с проблемой наркотиков, но, с другой стороны, причина также кроется в репрессивности саксонской политики в отношении наркотиков.

ПРОЕКТЫ ПО ВТОРИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКЕ, ОСНОВАННЫЕ НА ПРИНЦИПЕ ТЕРПИМОСТИ

Ниже, в качестве иллюстрации, будут приведены два проекта по этому направлению.

«Молодёжный наркологический консультационный пункт» (Jugend- und Drogenberatungsstelle) возник в Дрездене в 1996 г. по модели федерального проекта. Его организовало городское Управление по делам молодёжи и управление здравоохранения.

Принципы работы восьми сотрудников — признание объективных причин наркомании и такое её понимание, согласно которому употребление наркотиков необязательно приводит к зависимости. Данный консультативный пункт, в частности, выделяет два аспекта. Во-первых, это признание связи между молодостью и наркотиками, в результате чего употребление наркотиков считается преимущественно типичным для молодёжи феноменом. Во-вторых, это широкая профилактическая работа, рассматриваемая как первоочерёдное направление работы консультативного пункта.

Помимо первичной профилактической деятельности в школьных класса, «Молодёжный наркологический консультационный пункт» предлагает: различные вторичные и третичные направления деятельности, разрешение кризисных ситуаций и консультации для наркоманов (включая направление на детоксикацию, отвыкание и лечение), консультирование употребляющих наркотики заключённых, диспансерное обслуживание в стадии выздоровления.

Поскольку в Дрездене не существует открытой среды наркоманов и торговцев наркотиками, а употребляющая наркотики молодёжь до сих пор относительно хорошо социально интегрировалась, работающими в консультационном пункте социальными работниками были разработаны проекты, специально приспособленные к этой ситуации. Возник проект «Более безопасное употребление» (Safer use), направленный на участников «тусовок» с наркотиками, и специально ориентированная на наркотики консультативная схема в двух районных бюро дрезденской организации уличных социальных работников. Для проекта «Более безопасное употребление» используется автобус консультационного пункта, чтобы находиться в непосредственной близости к подобным «тусовкам». Посетителям «тусовок» выдаются из автобуса информационные материалы, витамины, минеральная вода и свежие фрукты, и имеется время для беседы с сотрудниками или общественными помощниками. Часто эти контакты становятся первым шагом на пути в консультационный пункт. В консультационном пункте имеется также информационное кафе, открытое два раза в неделю. Здесь встречаются подростки, которые либо употребляют большие дозы, либо уже попали в зависимость. Подросткам предоставляется возможность постирать белье, поменять шприцы или пообедать.

Профессиональная общественность Дрездена рассматривает «Молодёжный наркологический консультационный пункт» как проект, от которого уже нельзя отмахнуться. Растущий спрос показывает, что в предлагаемых видах работы отражаются жизненный мир и потребности подростков, которые находят в сотрудниках доверенных лиц. Разумеется, у сотрудников консультационного пункта есть ограничения личного характера и нехватка времени, которые ощущаются всё явственнее. И поэтому всё настоятельнее необходимость того, чтобы данный молодёжный наркологический консультационный пункт не оставался в Дрездене единственным в своём роде.

Исключительно в сфере вторичной профилактики работает организация «Драг-скауты» («Drug Scouts») в Лейпциге. Она возникла в 1998 г., и в своей работе оба её сотрудника руководствуются принципом терпимости и признания объективных причин наркомании. Организатором выступает зарегистрированное общество «Наркологический центр Лейпцига». «Драг-скауты» в первую очередь стремятся сообщать конкретную информацию как об отрицательных, так и о положительных следствиях употребления наркотиков, о наркомании и её возникновении. При этом они исходят из принципа, что на переднем плане должно стоять не воздержание, а ответственное и менее рискованное обращение с наркотиками. Объект их работы - употребляющие наркотики подростки, которые по различным причинам до этого не были охвачены имеющимися проектами. Подход предполагает, что подростки должны сами обратиться со своими нуждами к «Драг-скаутам».

В профилактической сфере города Лейпцига до сих пор предлагалось следующее:

  1. Клубная работа (Clubwork)- это работа с подростками в молодёжных клубах досуга. Удачным направлением подобной деятельности явилось создание «Зоны наркотиков», специально обустроенного пространства, которое должно создать доверительную атмосферу и облегчить беседы об опыте обращения с наркотиками. Экспонируемый материал информирует подростков о наркотиках и их употреблении.
  2. Работа в средствах массовой информации (Medienarbeit) — соответственно распространение информации о наркотиках через средства массовой информации. Разработанная «Драг-скаутами» брошюра «Тусовочные наркотики: как себя обезопасить» содержит всю важную информацию о риске, наркотическом опьянении, первой помощи, действии наркотиков, включая побочные эффекты и советы по более безопасному использованию таких распространённых наркотических средств, как алкоголь, конопля, «экстази», ЛСД, «спид» (speed), кокаин и героин. Особенность брошюры — в её молодёжном оформлении и отсутствии нравоучений. Всё возрастающее количество времени отводится работе в сети «Интернет». Важную информацию из брошюры можно вызвать через «Интернет». Кроме того, по «Интернету» подростки могут получать анонимные консультации.
  3. С сентября 1998 г. функционирует «Телефон по наркотикам» (Drogentelefon), по которому звонящий может получить анонимно информацию и консультации.
  4. Начав недавно уличную социальную работу (Straßensozialarbeit), «Драг-скауты» ответили на просьбу уличных социальных работников города. Теперь у них есть лотки со своим информационным материалом, с которыми они отправляются на «стрелки» группировок. Подобным образом поступают сотрудники и во дворах отдельных школ.

Все предлагаемые «Драг-скаутами» мероприятия направлены на внешкольное время подростков. Поскольку проект ещё очень молод, в концептуальном смысле он ещё открыт и подвижен. Большей частью он соответствует нуждам подростков, которые определяются в контактах и беседах. Поэтому многое ещё на стадии опробования, многое подростки принимают, но некоторые из предлагаемых видов работы не соответствуют потребностям и отвергаются.

По приведённым примерам работы по профилактике наркомании видно, что и в Саксонии пытаются не отставать от требований времени, заключающихся в том, чтобы реализовать профилактику наркомании как задачу общества в целом. В ещё довольно молодых (в большинстве случаев) проектах воплощаются актуальные концепции общенемецкой дискуссии о профилактике (прежде всего, о подходе через тренировку жизненных навыков и вторичных профилактических мерах, направленных на сведение вреда к минимуму) и адаптируются к ситуации в Саксонии. Из-за огромной пропасти между жизненным опытом молодёжи и взрослых в отношении употребления наркотиков, похоже, пользуется особенным успехом именно та деятельность, которая интегрирует в качестве советников, информаторов или пропагандистов представителей молодого поколения («Драг-скауты», «Освободи своё сознание», отчасти также «Молодёжный наркологический консультативный пункт»). По-прежнему существуют сложности по сотрудничеству с существующими учреждениями — многие школы, несмотря на чёткие предписания правительства федеральной земли Саксония, не видят для себя необходимости в профилактике наркомании и, из-за ложно понятой заботы о своём имидже, отрицают собственную озабоченность проблемами наркомании и наркотиков. Такая отрицательная, направленная на затушевывание проблемы, позиция усугубляется общей репрессивной ориентацией саксонской политики в отношении наркотиков, которая, несмотря на негативный исторический опыт, опирается на стратегию «криминализации и устрашения» и тем самым осложняет ориентированные на признание объективных факторов методы работы и затрудняет приближение к объекту — группе подростков, потребляющих наркотики.

Литература

  1. Barsch G., Bergmann R. Drogenboom im Osten? — Berlin, 1992.
  2. Bericht der Interministeriellen Arbeitsgruppe für Suchtfragen und Drogenbekämpfung (IMA-Sucht) über die Situation des Suchtmittelmissbrauchs, über Maßnahmen der Suchtprävention und Suchtkrankenhilfe sowie zur Bekämpfung der Drogenkriminalität im Freistaat Sachsen. Unterrichtung durch die Staatsregierung im Sächsischen Landtag. — Dresden, 1998.
  3. Budnik I., Karge S. u. a. Untersuchung zum Konsum und Mißbrauch von Alkohol und illegalen Drogen in Sachsen-Anhalt. — Magdeburg, 1993.
  4. Bühringer G., Adelsberger F. u. a. Schätzverfahren und Schätzungen 1997 zum Umfang der Drogenproblematik in Deutschland // Sucht. — Jahr. 43, Sonderheft 2. — S. 97–141.
  5. Bundeskriminalamt (BKA): Polizeiliche Kriminalstatistik Bundesrepublik Deutschland. Berichtsjahr 1998. — Wiesbaden, 1999.
  6. Bundesministerium für Gesundheit: Repräsentativerhebung 1997 — Schriftliche Befragung zum Gebrauch psychoaktiver Substanzen bei Erwachsenen in Deutschland. — Bonn, 1998.
  7. Bundeszentrale für gesundheitliche Aufklärung (BZgA): Die Drogenaffinität Jugendlicher in der Bundesrepublik Deutschland. Eine Wiederholungsbefragung der Bundeszentzrale für gesundheitliche Aufklärung. — Köln, 1998.
  8. Bundeszentrale für gesundheitliche Aufklärung (Hrsg.): Handbuch Gesundheitsförderung und Erlebnispädagogik in der Jugendarbeit. — Köln, 1996.
  9. Deutsche Hauptstelle gegen die Suchtgefahren (DHS) (Hrsg.): Jahrbuch Sucht 1998. — Geesthacht, 1997
  10. Deutsche Hauptstelle gegen die Suchtgefahren (DHS) (Hrsg.): Jahrbuch Sucht 2000. — Geesthacht, 1999.
  11. Deutsche Knotenpunkte der Europäischen Beobachtungsstelle für Drogen und Drogensucht: Bericht zur Drogensituation 1998. — München, 1999.
  12. Dölling D. Drogenprävention mit Beteiligung der Polizei // Suchtprävention / Deutsche Hauptstelle gegen die Suchtgefahren (Hrsg.). — Freiburg, 1994. — S. 96–108.
  13. Eisenbach-Stangl I. Drogenpolitik und ihre Folgen: Ein internationaler Vergleich // Drogenpolitik zwischen Therapie und Strafe / R. Mader, H Strotzka (Hrsg.). — Wien, 1980. — S. 355–441.
  14. Europäische Beobachtungsstelle für Drogen und Drogensucht (EBDD): Jahresbericht 1998 über den Stand der Drogenproblematik in der europäischen Union. — Lissabon, 1999.
  15. Europäische Berobachtungsstelle für Drogen und Drogensucht (EBDD): Jahresbericht 1997 über den Stand der Drogenproblematik in der Europäischen Union. — Lissabon, 1998.
  16. Farke W., Hurrelmann K., Alte-Teigeler A. Die vergessene Klientel — suchtgefährdete Jugendliche // Prävention. — 1998. — Heft 1. — S. 18–21.
  17. Franzkowiak P. Risikokompetenz. Eine neue Leitorientierung für die primäre Suchtprävention? // Neue Praxis. — 1996. — Heft 5. — S. 409–425.
  18. Fredersdorf F. Bildung und Sucht. Eine biographische Studie zu den pädagogischen Aspekten der Suchtbewältigung. — Geesthacht, 1998.
  19. Hallmann H.-J. Konzepte und Erfahrungen aus der Jugendarbeit // Vorbeugung gegenüber Suchtgefahren / R. Knapp (Hrsg.). — Neuwied–Kriftel–Berlin, 1996. — S. 201–225.
  20. Hesse S. Suchtprävention in der Schule. — Opladen, 1993.
  21. Hüllinghorst R. Vernetzung der Suchtprävention in Deutschland: eine unlösbare Aufgabe? Das Modellprogramm «Mobile Drogenprävention» // Mitten im Leben. Die Seminare (Europäische Woche der Suchtprävention 1994) / Bundeszentrale für gesundheitliche Aufklärung (Hrsg.). — Köln 1994. — S. 159–165.
  22. Hurrelmann K. Suchtprävention trotz gesellschaftlicher Ursachen? // Suchtprävention / Deutsche Hauptstelle gegen die Suchtgefahren (Hrsg.). — Freiburg, 1994. — S. 26–37.
  23. Kähnert H., Freitag M., Hurrelmann K. Ecstasy-Prävention in der Schule // Prävention. — 1998. — Heft 2. — S. 51–54.
  24. Kammerer B. Zur konzeptionellen Verortung der Suchtprävention in der Jugendhilfe: Das Projekt JUMP der Prävention und Suchtberatung (PSB) im Jugendamt der Stadt Nürnberg // JUMP / B. Kammerer (Hrsg.). — Freiburg, 1996. — S. 17–47.
  25. Kastner P., Silbereisen R. K. Die Funktion von Drogen in der Entwicklung Jugendlicher // Sucht und Erziehung, Band 2: Sucht und Jugendarbeit / N. Bartsch, H. Knigge-Illner (Hrsg.). — Weinheim–Basel, 1988. — S. 23–32.
  26. Klotzbach G., Franke B. Prävention von Gleichen für Gleiche — Der Peer Ansatz // Ajs-info (Aktion Jugendschutz Sachsen e.V.). — 1998. — Heft 3. — S. 2–5.
  27. Künzel-Böhmer J., Bühringer G., Janik-Konecny T. Expertise zur Primärprävention des Substanzmißbrauchs. — Baden-Baden, 1993.
  28. Landeskriminalamt Sachsen: Rauschgiftkriminalität im Freistaat Sachsen — Lagebild 1998. — Dresden, 1999.
  29. Leppins A. Suchtprävention durch Kompetenzförderung? Evaluation eines schulischen Interventionsprogramms // Programme gegen Sucht / P. Kolip (Hrsg.). — Weinheim–München, 1999.
  30. Lersch A. Suchtprävention in Jugenfreizeitheimen. // Sucht und Erziehung, Band 2: Sucht und Jugendarbeit / N. Bartsch, H. Knigge-Illner (Hrsg.). — Weinheim–Basel, 1988. — S. 47–59.
  31. Leune J. Das Glück ist käuflich — Drogen im Alltag Jugendlicher. // Gesundheit regional (Hrsg. Akademie für Gesundheit in Sachsen e.V.). — 1998. — Heft 1. — S. 10–16.
  32. Bundesministerium für Gesundheit: Drogen- und Suchtbericht 1998 der Drogenbeauftragten der Bundesregierung. — Bonn, 1999.
  33. Ottawa-Charta zur Gesundheitsförderung // Provokationen zur Gesundheit / E. Göpel, U. Schneider-Wohlfart (Hrsg.). — Frankfurt a. M., 1995. — S. 279–283.
  34. Petermann H., Müller H., Kersch B., Röhr M. Erwachsenwerden ohne Drogen. Ergebnisse schulischer Drogenprävention. — Weinheim/München, 1997.
  35. Presse- und Informationsamt der Bundesregierung (29/05/98): Die Kriminalität in der Bundesrepublik Deutschland — Polizeiliche Kriminalstatistik für das Jahr 1997. — Bulletin. — 1998. — Heft 37. — S. 425–472.
  36. Quensel S. Jugend, Droge, Kultur, Politik — Gibt es noch einen Ausweg? // Forum Erziehungshilfen. — 1998. — Heft 5. — S. 260–265.
  37. Reuband K.-H. Soziale Determinanten des Drogengebrauchs. Eine sozialwissenschaftliche Analyse des Gebrauchs weicher Drogen. — Opladen, 1994.
  38. Scheerer S., Vogt I. (Hrsg.) Drogen und Drogenpolitik. — Frankfurt a. M., 1989.
  39. Scheerer S. Sucht. — Reinbek, 1995.
  40. Scherr A. Jugendkriminalität, Sicherheitspanik und präventive Soziale Arbeit // Neue Praxis. — 1998. — Heft 6. — S. 577–591.
  41. Schmid M. Drogenszene, Drogenpolitik und Drogenhilfe. Eine Betrachtung aus der Normalisierungs- und Entdramatisierungsperspektive // Sucht — ein Versuch zu (über)leben / H. Neubeck-Fischer (Hrsg.). — München, 1994. — S. 33–59.
  42. Sidler N. Risikogruppen — gibt es die? Adressaten spezifischer Fragen der Suchtgefährdung / Drogenbekämpfung und Suchtprävention: Situationen, Analysen, Perspektiven / H.-W. Carlhoff, P. Wittemann (Hrsg.). — Stuttgart, 1991. — S. 83–92.
  43. Spode H. «Der Charakter des Rausches hatte sich total verändert». Historische Voraussetzungen der Alkoholismusprävention: Deutsches Reich, Bundesrepublik und DDR // Hauptsache gesund! Gesundheitsaufklärung zwischen Disziplinierung und Emanzipation / S. Roeßiger, H. Merk (Hrsg.). — Marburg, 1998. — S. 103–119.
  44. Statistisches Landesamt des Freistaates Sachsen: Krankenhausstatistik, Teil III — Diagnosen. — Dresden, 1998.
  45. Sting S. Suchtprävention als Bildungsaufgabe. Perspektiven für die außerschulische Jugendarbeit. // Neue Praxis. — 1999. — Heft 5. — S. 490–499.
  46. Tegeler M. Drogenabhängigkeit aus klinischer Sicht // Illegalisierte Drogen / Sächsische Landesstelle gegen die Suchtgefahren (Hrsg.). — Dresden, 1999. — S. 16–19.
  47. Trautmann F. Peer-Support bei Drogenkonsumenten. Schadensbegrenzung durch Übertragung von Erfahrungen, Gewohnheiten und Ritualen // Mitten im Leben. Die Seminare (Europäische Woche der Suchtprävention 1994) / Bundeszentrale für gesundheitliche Aufklärung (Hrsg.). — Köln, 1994. — S. 237–241.
  48. Weber G., Schneider W. Herauswachsen aus der Sucht illegaler Drogen. Selbstausstieg, kontrollierter Gebrauch und therapiegestützter Ausstieg. — Berlin, 1997.
  49. Witte W. Kultur- und medienpädagogische Ansätze suchtpräventiver Jugendarbeit // Deutsche Jugend. — 1991. — Heft 5. — S. 209–215.
  50. Wolffersdorff-Ehlert Ch. v. Die Cannabis-Szenen // Drogen und Drogenpolitik / S. Scherer, I. Vogt. (Hrsg.). — Frankfurt a. M. – New York, 1989. — S. 373–378.


© «Новости украинской психиатрии», 2002
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211